Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

1993

С математической точностью доказали

Приходит, значит, Носовский в отделение ПФР пенсию оформлять. Подает документы. Их изучают, возвращают:

- Извините, но вам пенсия не положена, вы стаж не выработали.

- Да как же так?

- А вот. Вы указали, что 1987-1990 работали ассистентом в МГТУ. А в 1993-1995 работали доцентом в университете Айзу.

- И что? Что-то не сходится?

- Да нет, как раз все сходится. 3 года в университете в первом случае, 3 года в университете во втором случае. Очевидно, что вы себе стаж работы на одном и том же месте два раза подряд записали.

- Да вы что? Какие два раза подряд? Это же разные годы. В Москве я работал при Горбачеве, а в Японии - после развала СССР!

- Ну, знаете, совпадение пиковых событий здесь налицо, можно сказать, математически доказано. А значит в вашей анкете присутствует банальный шестилетний хронологический сдвиг. Этот феномен в науке хорошо изучен и давно описан. Вы одно и то же событие случайно описали как два разных события.

Collapse )
Кот Бегемот
  • sverc

Клим Жуков - плагиатор и фальсификатор

Сетевой многостаночник Клим Жуков, просмотрев по диагонали пару книг, тут же мнит себя большим спецом по любому вопросу и залихватски высказывает устно и письменно своё особо ценное мнение на любые темы «от Адама до Саддама». Понятно, что получается при этом полная профанация всего и вся. Рассмотрим на конкретном примере как этот деятель лепит свои опусы.

Вот скриншот фрагмента из текста за подписью Клима Жукова, в котором тот в своей обычной манере поливает грязью историка, доцента исторического факультета МПГУ Германа Анатольевича Артамонова. Фрагмент посвящён разбору известного сообщения Бертинских анналов о послах хакана «народа рос».

Жуков.jpg

Оказывается Клим Жуков у нас большой знаток латыни (смайлик). На самом деле и перевод и грамматический комментарий к нему просто заимствованы из книги известного историка-медиевиста, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Санкт-Петербургского Института истории РАН Михаила Борисовича Свердлова. В своей книге «Латиноязычные источники по истории Древней Руси IX-XIII вв. Германия» (первое издание в двух томах вышло в 1989-1990 гг., второе издание в одном томе вышло в 2017 г.), комментируя сообщение «Бертинских анналов», М.Б. Свердлов пишет:

«Перевод может быть другой. От глагола "dicebant" зависит оборот accusatives cum infinitive: "se… vocari". В средние века "se" ставилось вместо "eum" или "eca"; "vocari" - от глагола "voсс" infinitivus prass. passivi. Следовательно: "Он также послал с ними неких людей, которые говорили, что их, то есть их народ, называют рос". Отсюда смысл известия другой: пришедших в Ингельгейм шведов другие народы называли "росами", хотя они сами себя называли "sueoni" - шеды… О том, что "росов" этим именем называли другие народы, т.е. не о самоназвании, сообщает ал-Йа'куби, который пишет: "И к западу от города, который называется аль-Джазира, лежат город, который называется Ишбилия [Sevilla], на большой реке. И это река Кордовы. В этот город проникли маджусы, которых называют русами, в 229 [844] году. И они брали в плен, и грабили, и жгли и убивали" (Перевод В.Р. Розена). Из сообщений Пруденция и ал-Йа'куби видно, что в IX в. скандинавов называла "росами" другие народы, это не было их самоназванием. Отсюда следует важный вывод, согласно которому ни о каком норманском государстве или о господстве норманнов в государственном образовании Рос 830-х годов (как полагали многие норманисты) говорить не приходится» (С. 12-13 в первом издании; С. 15-16 во втором издании).

Итак, во-первых, Клим Жуков присвоил чужую работу – перевод и грамматический комментарий к тексту. Без кавычек, без ссылки, без благодарности автору. Проше говоря, совершил акт плагиата, или, если назвывать вещи своими именами, совершил кражу.

Во-вторых, он, путём совершения этой кражи, выставил себя перед своими хомячками крутым знатоком латыни, способным анализировать сложные латинские грамматические конструкции, каковым он, разумеется, не является, и, скорее всего, не знает латыни от слова «совсем».

В-третьих, украв у М.Б. Свердлова его перевод и наблюдения над грамматической структурой латинского текста, Клим Жуков ещё и переврал его идеи: в то время как М.Б. Свердлов наглядно продемонстрировал полную несостоятельность «норманистской» трактовки известия Бертинских анналов, Клим Жуков от балды написал нечто противоположное, использовав его в своём опусе как будто бы подтверждающее правильность «норманнской теории». В работе М.Б. Свердлова показано, что из источника никоим образом не следует тождество росов с хаканом во главе и «свеонов» (Sueoni). Франки никакой связи между народом «рос» и «свеонами» не видели. Свеоны только в силу неких причин представляли политию росов в качестве послов, но сами росы – не свеоны, вот какой вывод можно сделать из сообщения Бертинских анналов.

Итого, Клим Жуков, во-первых, украл у историка М.Б. Свердлова его перевод и грамматический комментарий к сообщению Бертинских анналов, а во-вторых, переврал его выводы, следующие из такого перевода. И это всё с претензиями на некую «серьёзность» в глазах своих хомячков…
Кот Бегемот
  • sverc

О недопустимости дилетантизма в исторической работе

Как обещал, публикую подробный разбор творчества историка-любителя О.Л. Губарева, который активно замусоривает своими низкокачественными текстами обсуждение серьёзных научных проблем древнерусской истории (а при обилии всевозможных изданий публикация даже откровенно дилетантских опусов давно уже не проблема). К сожалению, специалисты редко тратят своё время на проведение подробного разбора подобных любительских работ, предпочитая просто их игнорировать, из-за чего у широких кругов любителей истории в интернете (да и у части профессиональных историков, не занимающихся специально соответствующим периодом или кругом проблем, а соответственно не имеющим возможности реально оценить качество такой работы) может, увы, сформироваться отношение к ним как к чему-то серьёзному. Поэтому я убеждён, что игнорировать агрессивную любительщину не стоит - её надо разбирать и давать ей соответствующую оценку.

О недопустимости дилетантизма в исторической работе. Реплика по поводу статьи: Губарев О.Л. К дискуссии о племенных союзах и политогенезе восточных славян до Рюрика // Исторический формат. 2020. № 4. С. 115-134

История как наука о прошлом человечества обладает высокой социальной значимостью и привлекает интерес большого количества людей. Формирование широкого круга любителей истории – важный результат исторического просвещения общества. Среди любителей истории закономерно появляются те, кто, не удовлетворяясь, по тем или иным причинам, существующими работами историков, хочет и сам что-то сделать для развития историографии, а обилие журналов делает публикацию делом не сложным. Результат при этом получается двойственным. Collapse )
Кот Бегемот
  • sverc

Как пишутся антирецензии

Тульский историк А.В. Журавель о проблеме упадка культуры рецензирования в современной исторической науке.

Александр ЖУРАВЕЛЬ. Как пишутся антирецензии, Или «Здравствуй, племя младое, незнакомое…»

"Но в науке слишком долгое время считалось дурным тоном даже заговаривать о ее этических проблемах, а уж называть вещи своими именами — тем более. Фигура умолчания на сей счет господствовала абсолютно. Традиционно излагались — и в целом и до сих пор излагаются — обезличенные идеи и мнения. И хотя к ним приписываются имена (фамилии и инициалы), но об их носителях читатели ничего не могут узнать, кроме в лучшем случае формальных сведений, ничего не говорящих о личности автора. Научный язык — это язык безэмоциональный: обезличенные люди обезличенно выражают свои обезличенные мнения.

В этом отношении интернет кажется явлением благотворным, но беда заключается в том, что сетевое самовыражение не стало предпосылкой для творческого самовыражения в академических текстах: говорить о личном отношении к обсуждаемым проблемам и тем более к носителям обсуждаемых идей до сих пор не принято. Но вот незадача: истинное отношение авторов статей к оппонентам «читается» в последнее время все чаще и все более отчетливо. Читается между строк. И отношение в таких случаях обычно — жестко негативное. И приобретает это три основные формы: 1) я оппонента «не люблю», а потому я его и его работы игнорирую — как будто их нет совсем; 2) я оппонента «не люблю», а потому разбирать его доводы всерьез не буду; лишь вскользь противопоставлю его взглядам свои и пожурю его за легковесность доказательств; 3) если же оппонент меня как-то задел, то его «ненавижу», а потому устрою ему погром, т.е. подробно разберу его систему доказательств со своей колокольни, покажу их никчемность и сделаю оргвыводы: оппонент — не ученый, лжеученый, плохой ученый; его идеи — в корне неправильные, лежащие за пределами истинной науки и даже ей противостоящие. Правильные, научные, взгляды — только у меня и у тех, кто со мной согласен.

Я сознательно утрирую эти основные подходы к критике оппонентов, но такова уж реальность. Можно было бы выразиться помягче, но суть от этого не изменится: такая «научная критика» с точки зрения научного идеала не имеет почти никакого отношения ни к науке, ни к критике. Почти — оговорка необходимая: во-первых, приходится говорить о науке реальной, а не об идеальной; во-вторых, и в разносной «критике» иногда встречаются отдельные здравые, справедливые мысли, указывающие на реальные недостатки разбираемых работ.

И погромы (без кавычек), и умеренные «рецензии» (в кавычках) отличаются одной общей чертой: в них всегда игнорируются либо общая методологическая посылка, лежащая в основе «рецензируемой» работы, либо система доказательств, обосновывающая авторские выводы, либо то и другое вместе. Им обычно механически противопоставляется другая концепция, которая «подкрепляется» несколькими частными примерами, будто бы доказывающими правоту критика и неправоту его оппонента. То обстоятельство, что единичные факты, вырванные из контекста (авторской системы доказательств), сами по себе способны «доказать» не одну, а несколько разных концепций — это особенно касается средневековой истории, — критиками обычно во внимание не принимается. Их задача — другая, пропагандистская: развенчать любым способом противника и перетянуть на свою сторону как можно больше нейтральных читателей, имеющих о теме самое общее представление.

Разумеется, такая «критика» вызывает у ее жертвы протест и желание ответить — зачастую так же и даже более хлестко. Если у противоборствующих ученых есть соратники, то образуются «партии», выступающие сплоченно и устраивающие противнику (или противникам) погром — серию публикаций, чаще в одном издании. Погромы могут иметь и идеологический, и личный характер, но форма и конечные «выводы» от этого мало меняются: личность клеймится, взгляды выносятся за пределы правильной науки".
1993

Как травят учёных за критику Евгения Понасенкова


Гипертрофированный нарциссизм или организованная преступная группировка?

18 августа 2019 года кандидат исторических наук, специалист по войне 1812 года и школьный учитель Лев Агронов, находясь на отдыхе в Болгарии, получил электронное письмо с адреса mayorpetrov1231: «Не тявкай на Маэстро. Запасись крупой и анальгином. Контора дает тебе шанс». Автор письма обещал, что в противном случае Агронов не сможет устроиться ни на одну работу в России. Следом преподавателю пришло СМС с угрозой: «Ты теперь всегда под прицелом. Время прилета [из Болгарии] известно — получишь арматурой в подъезде. Заляг на дно и не пиши, сученыш».

В следующие недели в пабликах, связанных с шоуменом Евгением Понасенковым, стали появляться материалы об «убогом учителишке» Льве Агронове и «ущербном журналистике», главном редакторе научно-просветительского портала «Антропогенез.РУ» Александре Соколове. В материалах были личные данные Агронова, а также фрагменты писем, отправленные им разным людям за много лет.

Письма были выложены не массивом, а избирательно и в виде скриншотов. Акцент в материалах был сделан на переписке Агронова и Соколова о рецензии на книгу Евгения Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года». Эту рецензию Агронов готовил для портала «Антропогенез.РУ» к сентябрю 2019 года. В письмах Агронов и Соколов якобы признают книгу Понасенкова «исследованием высочайшего уровня», к которому «сложно придраться», а значит, надо «цепляться», «хитрить», «высасывать из пальца» и перевешивать качество количеством страниц рецензии.
Collapse )
1993

Зачем нужна Академия ВРАЛ. И как в ней оказались Понасенков и Стерлигов

Уже третий год подряд в России проходит премия «Почетный академик ВРАЛ», с помощью которой научное сообщество привлекает внимание публики и СМИ к наиболее активным деятелям лже- и псевдонауки. С ростом медийного интереса к премии увеличивается не только число ее сторонников, но и количество претензий, недовольства и критики. Поэтому мы считаем важным рассказать об истоках премии и разобраться в наиболее острых вопросах, связанных с ней.

Герман Стерлигов. Фото: РИА Новости

ВРАЛ («ВРуническая Академия Лженаук») — это пародийная академия, в которую принимают за особые заслуги в развитии и распространении лженауки. Организовали премию портал «Антропогенез.ру» и просветительский фонд «Эволюция» в 2016 году, и с тех пор осенью в рамках форума «Ученые против мифов» проходят выборы почетного академика ВРАЛ — главного лжеученого или пропагандиста лженауки за прошедший год. Финалистами антипремии 2018 года стали бизнесмен Герман Стерлигов, публицист Евгений Понасенков, гомеопат Олег Эпштейн и биолог Сергей Савельев.

Для чего нужна подобная антипремия? Организаторы считают, что лженаука, псевдонаука, антинаука — пагубные для общества явления. Существуют разные способы борьбы с ними. Классика жанра — это сатира: вспомним, к примеру, профессора Выбегалло из произведений братьев Стругацких.
Collapse )
Кот Бегемот
  • sverc

Как-то помню, к нам в село прилетело НЛО...

- Да я могу привести 30 человек, которые видели пушку! Где пушка?
- А я могу привести 30 тысяч человек, которые видели летающую тарелку! Где тарелка?
(Из фильма "Любить по русски - 2". Диалог между следователем и Джигурдой)

Всегда меня занимал вопрос: откуда взялась куча людей, которые рассказывают, что они будто бы видели НЛО, что их похищали пришельцы, что они видели снежного человека, полтергейст и далее по списку? Что побуждает людей всё это выдумывать? В чём причина данного психо-социального феномена? Ключ к разгадке обнаружился, когда я по ящику услышал историю, как какая-то женщина утверждала, что у неё сын от известного певца. Экспертиза этого не подтвердила. Оказалось, что таких историй немало: периодически находятся женщины, которые заявляют, что отцом их ребёнка на самом деле является некая знаменитость. В 99% случаев это оказывается ложью. Зачем же делаются такие заявления, если 99% из них - заведомая ложь? Видимо затем же, зачем и рассказы о встречах с пришельцами, психологический механизм сочинения здесь везде примерно один и тот же.
Кот Бегемот
  • sverc

Профессионализм и любительство в науке

Получил на днях письмо от одного товарища из Минска, который сам себя аттестовал как "этнограф-любитель" с просьбой ознакомиться с его статьёй и высказать о ней своё мнение. Статья называется "Пересмотр этимологии старославянского слова Колѩда, слов kult, gylta, galt в эстонском и скандинавских языках, авестийского paraδāta-, скифского *paralata, ведийского varāhá".

Почитав статью, я понял, что если писать на неё нормальный отзыв, то по объёму он превзойдёт саму статью, поэтому решил сосредоточиться на сути, тем более, что статья "этнографа-любителя" (который выступает также как "историк-любитель" и "этимолог-любитель" и много, кто ещё с приставкой "любитель") меня подвигла на кое-какие размышления общего порядка.

Работа профессионала от работы дилетанта отличается, в общем-то, одним: профессионал владеет методологией соответствующей науки и руководствуется ей в своих конкретных разработках. Дилетант методологией не владеет или владеет неудовлетворительно, соответственно, его разработки оказываются бесплодны как смоковница даже при наличии определённых способностей, трудолюбия и прочего. Учёные могут исповедовать разные (в т.ч. противоположные и даже взаимоисключающие) концепции, приходить к ошибочным выводам и т.д., но именно следование корректной методологии позволяет безошибочно определить профессиональную работу и отличить её от дилетантской. Профессиональная работа в научном поле, даже если автор где-то ошибся, работа, построенная на незнании методологии - вне его.

И в институтах люди изучают вовсе не "официальные догмы" какие-то (как думают фрики), а именно методологию научной работы и учатся в соответствии с ней работать.

Можно ли без соответствующего образования стать профессионалом в какой-то области? Да, можно, но при условии соответствующего самообразования, которое должно начинаться с освоения методологии выбранной области знания. Если же начинать напрямую с "решения вопросов", минуя освоение методологии, получится или абра-кадабра (в большинстве случаев), либо изобретение велосипеда, который давно уже изобретён (причём скорее всего, ваш велосипед будет с дефектами).

При этом, разумеется, методология науки также непрерывно развивается. Но если вы претендуете на некую "новую методологию", вы опять-таки, должны хорошо знать методологию "старую" и показать её недостатки. Если же не освоив существующую методологию, начать вырабатывать свою, получится, опять-таки, либо абра-кадабра, либо велосипед.

Вот все эти "народные мыслители" не понимают, что наука - это прежде всего методология. И не овладев ей, браться за поиски "новой этимологии" - это сизифов труд.

Кот Бегемот
  • sverc

О невозможности идеалистической науки

Возможна только материалистическая наука, любой идеализм надо оставлять за порогом науки. Разумеется, это утверждение никоим образом не означает, что все учёные должны оставить свои религиозные убеждения и стать вдруг атеистами, но это означает, что они не должны привносить свои убеждения в науку.

Наука есть там и только там, где существует возможность полной стопроцентной взаимной проверки. Идеальный же опыт одного человека в принципе не повторим и не проверяем никаким другим человеком. Кто-то получает откровения от Перуна, кто-то общается с духами, к кому-то домой каждый день прилетают летающие тарелки, у кого-то лучший друг – снежный человек… Всё это замечательно, одна беда: я этого не могу проверить и должен в это поверить на слово. А там, где есть хоть йота веры, там нет ни йоты науки.

Наука может быть только при наличии общей для всех единой системы координат, в рамках которой возможна полная проверка одним человеком утверждений другого. Поэтому никакой “идеалистической науки” быть заведомо не может. Любой идеализм – враг науки.