Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Кот Бегемот
  • sverc

Как пишутся антирецензии

Тульский историк А.В. Журавель о проблеме упадка культуры рецензирования в современной исторической науке.

Александр ЖУРАВЕЛЬ. Как пишутся антирецензии, Или «Здравствуй, племя младое, незнакомое…»

"Но в науке слишком долгое время считалось дурным тоном даже заговаривать о ее этических проблемах, а уж называть вещи своими именами — тем более. Фигура умолчания на сей счет господствовала абсолютно. Традиционно излагались — и в целом и до сих пор излагаются — обезличенные идеи и мнения. И хотя к ним приписываются имена (фамилии и инициалы), но об их носителях читатели ничего не могут узнать, кроме в лучшем случае формальных сведений, ничего не говорящих о личности автора. Научный язык — это язык безэмоциональный: обезличенные люди обезличенно выражают свои обезличенные мнения.

В этом отношении интернет кажется явлением благотворным, но беда заключается в том, что сетевое самовыражение не стало предпосылкой для творческого самовыражения в академических текстах: говорить о личном отношении к обсуждаемым проблемам и тем более к носителям обсуждаемых идей до сих пор не принято. Но вот незадача: истинное отношение авторов статей к оппонентам «читается» в последнее время все чаще и все более отчетливо. Читается между строк. И отношение в таких случаях обычно — жестко негативное. И приобретает это три основные формы: 1) я оппонента «не люблю», а потому я его и его работы игнорирую — как будто их нет совсем; 2) я оппонента «не люблю», а потому разбирать его доводы всерьез не буду; лишь вскользь противопоставлю его взглядам свои и пожурю его за легковесность доказательств; 3) если же оппонент меня как-то задел, то его «ненавижу», а потому устрою ему погром, т.е. подробно разберу его систему доказательств со своей колокольни, покажу их никчемность и сделаю оргвыводы: оппонент — не ученый, лжеученый, плохой ученый; его идеи — в корне неправильные, лежащие за пределами истинной науки и даже ей противостоящие. Правильные, научные, взгляды — только у меня и у тех, кто со мной согласен.

Я сознательно утрирую эти основные подходы к критике оппонентов, но такова уж реальность. Можно было бы выразиться помягче, но суть от этого не изменится: такая «научная критика» с точки зрения научного идеала не имеет почти никакого отношения ни к науке, ни к критике. Почти — оговорка необходимая: во-первых, приходится говорить о науке реальной, а не об идеальной; во-вторых, и в разносной «критике» иногда встречаются отдельные здравые, справедливые мысли, указывающие на реальные недостатки разбираемых работ.

И погромы (без кавычек), и умеренные «рецензии» (в кавычках) отличаются одной общей чертой: в них всегда игнорируются либо общая методологическая посылка, лежащая в основе «рецензируемой» работы, либо система доказательств, обосновывающая авторские выводы, либо то и другое вместе. Им обычно механически противопоставляется другая концепция, которая «подкрепляется» несколькими частными примерами, будто бы доказывающими правоту критика и неправоту его оппонента. То обстоятельство, что единичные факты, вырванные из контекста (авторской системы доказательств), сами по себе способны «доказать» не одну, а несколько разных концепций — это особенно касается средневековой истории, — критиками обычно во внимание не принимается. Их задача — другая, пропагандистская: развенчать любым способом противника и перетянуть на свою сторону как можно больше нейтральных читателей, имеющих о теме самое общее представление.

Разумеется, такая «критика» вызывает у ее жертвы протест и желание ответить — зачастую так же и даже более хлестко. Если у противоборствующих ученых есть соратники, то образуются «партии», выступающие сплоченно и устраивающие противнику (или противникам) погром — серию публикаций, чаще в одном издании. Погромы могут иметь и идеологический, и личный характер, но форма и конечные «выводы» от этого мало меняются: личность клеймится, взгляды выносятся за пределы правильной науки".
1993

Как травят учёных за критику Евгения Понасенкова


Гипертрофированный нарциссизм или организованная преступная группировка?

18 августа 2019 года кандидат исторических наук, специалист по войне 1812 года и школьный учитель Лев Агронов, находясь на отдыхе в Болгарии, получил электронное письмо с адреса mayorpetrov1231: «Не тявкай на Маэстро. Запасись крупой и анальгином. Контора дает тебе шанс». Автор письма обещал, что в противном случае Агронов не сможет устроиться ни на одну работу в России. Следом преподавателю пришло СМС с угрозой: «Ты теперь всегда под прицелом. Время прилета [из Болгарии] известно — получишь арматурой в подъезде. Заляг на дно и не пиши, сученыш».

В следующие недели в пабликах, связанных с шоуменом Евгением Понасенковым, стали появляться материалы об «убогом учителишке» Льве Агронове и «ущербном журналистике», главном редакторе научно-просветительского портала «Антропогенез.РУ» Александре Соколове. В материалах были личные данные Агронова, а также фрагменты писем, отправленные им разным людям за много лет.

Письма были выложены не массивом, а избирательно и в виде скриншотов. Акцент в материалах был сделан на переписке Агронова и Соколова о рецензии на книгу Евгения Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года». Эту рецензию Агронов готовил для портала «Антропогенез.РУ» к сентябрю 2019 года. В письмах Агронов и Соколов якобы признают книгу Понасенкова «исследованием высочайшего уровня», к которому «сложно придраться», а значит, надо «цепляться», «хитрить», «высасывать из пальца» и перевешивать качество количеством страниц рецензии.
Collapse )
1993

Зачем нужна Академия ВРАЛ. И как в ней оказались Понасенков и Стерлигов

Уже третий год подряд в России проходит премия «Почетный академик ВРАЛ», с помощью которой научное сообщество привлекает внимание публики и СМИ к наиболее активным деятелям лже- и псевдонауки. С ростом медийного интереса к премии увеличивается не только число ее сторонников, но и количество претензий, недовольства и критики. Поэтому мы считаем важным рассказать об истоках премии и разобраться в наиболее острых вопросах, связанных с ней.

Герман Стерлигов. Фото: РИА Новости

ВРАЛ («ВРуническая Академия Лженаук») — это пародийная академия, в которую принимают за особые заслуги в развитии и распространении лженауки. Организовали премию портал «Антропогенез.ру» и просветительский фонд «Эволюция» в 2016 году, и с тех пор осенью в рамках форума «Ученые против мифов» проходят выборы почетного академика ВРАЛ — главного лжеученого или пропагандиста лженауки за прошедший год. Финалистами антипремии 2018 года стали бизнесмен Герман Стерлигов, публицист Евгений Понасенков, гомеопат Олег Эпштейн и биолог Сергей Савельев.

Для чего нужна подобная антипремия? Организаторы считают, что лженаука, псевдонаука, антинаука — пагубные для общества явления. Существуют разные способы борьбы с ними. Классика жанра — это сатира: вспомним, к примеру, профессора Выбегалло из произведений братьев Стругацких.
Collapse )
Кот Бегемот
  • sverc

Как-то помню, к нам в село прилетело НЛО...

- Да я могу привести 30 человек, которые видели пушку! Где пушка?
- А я могу привести 30 тысяч человек, которые видели летающую тарелку! Где тарелка?
(Из фильма "Любить по русски - 2". Диалог между следователем и Джигурдой)

Всегда меня занимал вопрос: откуда взялась куча людей, которые рассказывают, что они будто бы видели НЛО, что их похищали пришельцы, что они видели снежного человека, полтергейст и далее по списку? Что побуждает людей всё это выдумывать? В чём причина данного психо-социального феномена? Ключ к разгадке обнаружился, когда я по ящику услышал историю, как какая-то женщина утверждала, что у неё сын от известного певца. Экспертиза этого не подтвердила. Оказалось, что таких историй немало: периодически находятся женщины, которые заявляют, что отцом их ребёнка на самом деле является некая знаменитость. В 99% случаев это оказывается ложью. Зачем же делаются такие заявления, если 99% из них - заведомая ложь? Видимо затем же, зачем и рассказы о встречах с пришельцами, психологический механизм сочинения здесь везде примерно один и тот же.
Кот Бегемот
  • sverc

Профессионализм и любительство в науке

Получил на днях письмо от одного товарища из Минска, который сам себя аттестовал как "этнограф-любитель" с просьбой ознакомиться с его статьёй и высказать о ней своё мнение. Статья называется "Пересмотр этимологии старославянского слова Колѩда, слов kult, gylta, galt в эстонском и скандинавских языках, авестийского paraδāta-, скифского *paralata, ведийского varāhá".

Почитав статью, я понял, что если писать на неё нормальный отзыв, то по объёму он превзойдёт саму статью, поэтому решил сосредоточиться на сути, тем более, что статья "этнографа-любителя" (который выступает также как "историк-любитель" и "этимолог-любитель" и много, кто ещё с приставкой "любитель") меня подвигла на кое-какие размышления общего порядка.

Работа профессионала от работы дилетанта отличается, в общем-то, одним: профессионал владеет методологией соответствующей науки и руководствуется ей в своих конкретных разработках. Дилетант методологией не владеет или владеет неудовлетворительно, соответственно, его разработки оказываются бесплодны как смоковница даже при наличии определённых способностей, трудолюбия и прочего. Учёные могут исповедовать разные (в т.ч. противоположные и даже взаимоисключающие) концепции, приходить к ошибочным выводам и т.д., но именно следование корректной методологии позволяет безошибочно определить профессиональную работу и отличить её от дилетантской. Профессиональная работа в научном поле, даже если автор где-то ошибся, работа, построенная на незнании методологии - вне его.

И в институтах люди изучают вовсе не "официальные догмы" какие-то (как думают фрики), а именно методологию научной работы и учатся в соответствии с ней работать.

Можно ли без соответствующего образования стать профессионалом в какой-то области? Да, можно, но при условии соответствующего самообразования, которое должно начинаться с освоения методологии выбранной области знания. Если же начинать напрямую с "решения вопросов", минуя освоение методологии, получится или абра-кадабра (в большинстве случаев), либо изобретение велосипеда, который давно уже изобретён (причём скорее всего, ваш велосипед будет с дефектами).

При этом, разумеется, методология науки также непрерывно развивается. Но если вы претендуете на некую "новую методологию", вы опять-таки, должны хорошо знать методологию "старую" и показать её недостатки. Если же не освоив существующую методологию, начать вырабатывать свою, получится, опять-таки, либо абра-кадабра, либо велосипед.

Вот все эти "народные мыслители" не понимают, что наука - это прежде всего методология. И не овладев ей, браться за поиски "новой этимологии" - это сизифов труд.

Кот Бегемот
  • sverc

О невозможности идеалистической науки

Возможна только материалистическая наука, любой идеализм надо оставлять за порогом науки. Разумеется, это утверждение никоим образом не означает, что все учёные должны оставить свои религиозные убеждения и стать вдруг атеистами, но это означает, что они не должны привносить свои убеждения в науку.

Наука есть там и только там, где существует возможность полной стопроцентной взаимной проверки. Идеальный же опыт одного человека в принципе не повторим и не проверяем никаким другим человеком. Кто-то получает откровения от Перуна, кто-то общается с духами, к кому-то домой каждый день прилетают летающие тарелки, у кого-то лучший друг – снежный человек… Всё это замечательно, одна беда: я этого не могу проверить и должен в это поверить на слово. А там, где есть хоть йота веры, там нет ни йоты науки.

Наука может быть только при наличии общей для всех единой системы координат, в рамках которой возможна полная проверка одним человеком утверждений другого. Поэтому никакой “идеалистической науки” быть заведомо не может. Любой идеализм – враг науки.
Кот Бегемот
  • sverc

О замкнутости человеческого разума

К вопросу о гносеологии фричества.

***

Одно из самых странных свойств человеческого разума состоит в том, что он с большим трудом принимает что-либо новое или же не принимает его вовсе, яростно цепляясь за старое. Ему проще до конца держаться за любую собственную выдумку, которая кажется ему красивой и приятной, чем принять правду.

Когда я был студентом, мне казалось, что научные дискуссии - это крайне полезная вещь, ведь силой аргумента легко можно показать чью-то неправоту и переубедить кого-то в чём-то. Оказалось, что нет, нельзя. Никого и ни в чём ничем убедить нельзя. Ну почти. Если и есть исключения, то они лишь подтвердят общее правило. Человеческий разум - это словно замкнутый мир, в который не способно проникнуть ничто постороннее. Так я утратил если и не всякий интерес к дискуссиям, то большую его часть, я уже давно не пытаюсь никого ни в чём убеждать, просто пишу и говорю то, что считаю правильным, без особого внимания к тому, как это воспримет общество.

Хорошим примером, иллюстрирующим предпочтительность для замкнутого разума своих фантомов объективным данным, является пресловутая "ситуация с обезьянами". Множеству людей на каком-то подсознательном уровне банально неприятно принимать физическое происхождение человека от животных, кое является объективным фактом биологии (при этом отмечу, что вопрос о генезисе человеческого разума - это отдельная проблема) и гони готовы цепляться за всё, что угодно, лишь бы не признавать его: хоть за традиционный религиозный креационизм, хоть за новомодные паранаучные "теории" о прилёте людей из космоса, их происхождении от атлантов, каких-нибудь "разумных дельфинов" и т.д. (какие там ещё версии озвучивались на Рен-ТВ - ?). От атлантов людям происходить приятнее, чем от своих реальных биологических предков.

Collapse )



Эзоп как-то сказал: "боги очень нужны людям, ведь они всегда нас прощают. А вот если бы их не было, кто бы нас прощал?". Что-то подобное мы видим, зачастую, и в отношениях между самими людьми. Мы ведь зачастую любим не реальных людей, мы любим абстрактные их образы, возникающие в наших головах, а потом, обнаружив несоответствие образа реальности, страдаем...

Замкнутый человеческий разум всегда создаёт себе свой мир иллюзий, в котором ему хорошо...

Советский ученый разгадал тайну полигональной кладки еще в 1991 году

Оригинал взят у fabiy_maksim в Советский ученый разгадал тайну полигональной кладки еще в 1991 году
o tempora, o mores

Все как всегда. Многочисленные поклонники альтернативной истории бегают как укушенные и кричат на всех углах о "цивилизациях богов", неведомых технологиях "древних цивилизаций" и о строительстве пирамид пришельцами. Затаив дыхание смотрят фильмы фон Деникена и Андрея Склярова, обсуждают каким же это образом какие-нибудь инки, владевшие только медным инструментом, обрабатывали гигантские камни и стыковали их между собой с филигранной точностью. А между тем все крайне просто и незамысловато.


Collapse )
Кот Бегемот
  • sverc

Ликвидируется исторический факультет СПбГУ

Оформлено всё в лучших традициях: "по желанию трудящихся масс"...

Вчера Учёный совет Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета проголосовал за ликвидацию исторического  факультета и его слияние с философским факультетом. Из них будет создан "Институт истории и философии СПбГУ". За проголосовало 16 человек, против 4, воздержались двое.

Против голосовали: Александр Вячеславович Майоров, Юрий Владимирович Кривошеев, Александр Ильич Филюшкин, Игорь Иванович Верняев.

Эти четыре человека спасли честь факультета.


Одного из двух ведущих исторических факультетов России, существующего с 1819 г., факультета с богатейшими традициями, с уважаемыми научными школами, некоторые из которых насчитывают много десятилетий своего существования, больше нет. Не будет больше традиции, не будет нашего особого духа.

О том, что теперь, вероятно, закроют половину кафедр и уволят половину преподавателей (это оптимистический прогноз) я молчу.

По исторической науке России был вчера нанесён удар невероятной силы...

UPD. Состав учёного совета истфака СПбГУ

UPD1. Комментарий Алексея Лобина.
Кот Бегемот
  • sverc

О нравах в историческом сообществе Татарстана

Из интервью кандидата исторических наук, доцента кафедры гуманитарных дисциплин КНИТУ Александра Викторовича Овчинникова:

Я писал курсовую и диплом под руководством известного археолога П.Н. Старостина, известного специалиста по именьковской проблеме, автора классической монографии по этой теме. Когда на определённом этапе работы появилась необходимость переходить на более высокий уровень обобщений - этническая и языковая принадлежность - научный руководитель стал говорить: надо быть осторожнее.

Понятно, что это славяне, но лучше говори расплывчато, что именьковцы - население "западного происхождения". Я в силу подросткового максимализма его не послушал и на всех научных конференциях отстаивал свою позицию. Когда я закончил вуз, те, от кого зависело моё поступление в аспирантуру Академии наук республики, поставили условие: не актуализировать этническую принадлежность именьковцев. Я снова не послушался, на меня посыпался шквал обвинений - про меня стали распускать слухи, будто я "чёрный археолог".

Постепенно я превращался в изгоя, дело дошло до того, что в апреле 2005 года готовящуюся к изданию монографию по Богородицкому могильнику именьковской культуры (написанную мной в соавторстве с П.Н. Старостиным) просто уничтожили при мне. Пришёл один лаборант нехрупкой комплекции, взял рукопись - и всё. Сказал - ты не понимаешь, как надо себя вести... Даже научный руководитель ничего не мог сделать. В аспирантуру я в итоге каким-то чудом поступил, потом были проблемы с защитой кандидатской. В 2009 году я начал публичную деятельность, актуализировал в прессе именьковскую и некоторые другие проблемы.

У меня начались сложности на работе, коллеги боялись, что я своими выступлениями навлеку беду на всю кафедру. Я поддался давлению и перестал с 2010 года активно участвовать в общественной жизни Казани, снова переключился на науку, но и здесь начались проблемы: перестали брать на конференции, отказывались публиковать статьи, особенно так нужные учёным ВАК-овские.

Что касается позиции П.Н. Старостина относительно славянской этнической принадлежности "именьковцев" и трудностях в публичном озвучивании соответствующих взглядов для учёных в Татарстане, то С.Г. Кляшторный в своём интервью, которое я у него взял в конце 2012 г. говорит о том же. Старостин смог публично заявить давно сложившуюся у него позицию о том, что "именьковцы" - это одна из раннеславянских группировок только в начале 2000-х гг. при поддержке Кляшторного, не зависевшего от ситуации, сложившейся в науке Татарстана.